От провала до контракта с создателем Sims. Как украинцы покоряют рынок мобильных игр

Как работает рынок геймдева, как на нем зарабатывают и чего это стоит украинским компаниям. История Pingle

Мировой рынок мобильных игр за прошлый год вырос на 30% — до $121 млрд. Это огромный «пирог», за кусочек которого борются компании-разработчики всего мира. С лидерами — компаниями из США, Японии, Китая и Южной Корее — сражаются и украинцы.

Чтобы добиться успеха, здесь нужно не просто хорошо писать код, важно разбираться в индустрии и не жалеть денег на маркетинг. «И очень любить игры», — добавляет Дмитрий Ковтун, основатель компании Pingle. Уже почти 15 лет она занимается портированием игр — переносом с одной платформы, например, с ПК на смартфон или консоль. И, по ее собственным данным, входит в топ-5 аналогичных компаний в Украине.

Ковтун рассказал Liga.Tech, как он попал в этот бизнес, как устроен рынок портотирования игр и сколько на нем можно заработать.

Сложный старт

Сейчас Дмитрию 44 года, горный инженер по образованию, о работе Pingle он говорит с большим воодушевлением. Хотя его первый опыт с мобильными играми нельзя назвать успешным.

«До прихода в геймдев я пробовал себя в ритейле, запустив в 27 лет сеть магазинов одежды формата «все по 55″. На пике число торговых точек доходило до 140. Бизнес приносил деньги, но удовольствие и радость — нет», — вспоминает Ковтун.

С детства его привлекала сфера компьютерных игр. Встреча с таким же «гиком» Алексеем Савченко, подтолкнула попробовать себя в геймдеве. Вместе они создали компанию Black Wings Foundation. Основной бизнес Дмитрий не оставлял.

Через полгода «в играх» основной бизнес Дмитрия пришел в упадок, его пришлось закрыть. Партнеры сконцентрировались на новом направлении. Шел 2011 год.

Заказы были, но больших денег не приносили. Крупные контракты обходили компанию стороной. Проработав так несколько лет, в 2018 году партнеры разошлись, деталей Ковтун не раскрывает.

Вместе а новым партнером Константином Шепиловым Дмитрий создал Pingle Game Studio, в него перешла вся команда BWF вместе с портфелем заказов. Чтобы найти те самые большие контракты, компаньоны пошли на риск. Если в Украине заказов нет, почему не поискать в Америке?

Вместе они отправились в Калифорнию. «Как сейчас помню: жилье в котором остался запах котов, так что дышать было тяжело. Дневной бюджет на питание на двоих — $15, экономия на проезде — ходили пешком в день по 30 км», — вспоминает Ковтун. Так прошел месяц, но поставленной цели достигли. В Украину партнеры вернулись с контрактами, которые по признанию Ковтуна, спасли компанию. Бизнес заработал и вышел на окупаемость.  

Сегодня в Pingle работает 150 человек. Она специализируется на играх категории ААА — это игры с большими бюджетами, начиная от $1 млн. Контракты на портирование таких игр сопоставимы по цифрам. Среди заказчиков —  Disney, Lucasfilm, Zingri, Embracer Group, Square Enix, Epic Games, Team17. 

Как им удалось закрепиться на рынке? 

Три кита 

Как поясняют в Pingle, тем, кто хочет выходить на рынок игр нужно в первую очередь определится с сегментом

Например, в казуальном сегменте (простые игры, наподобие тетриса) очень много компаний, они появляются и исчезают в Украине в огромных количествах: за год может появится около 2000 компаний, но 1500 его не переживут.

«Казуальщина популярна, потому что позволяет за небольшие деньги запустить игру, собрать команду и зарабатывать на трафике», — поясняет Ковтун.

Надежных компаний, которые работают в сегменте высокобюджетных игр и конкурируют с Pingle, в стране до десятка: Room 8 Studio, Ubisoft Kyiv, iLogos и несколько других. Но в целом Украина занимает мизерную долю мирового рынка.

«Что у нас было? Stalker, Metro, хотя это одна и та же команда. Плюс еще несколько игр. В других европейских странах выходит в разы больше», — делится СЕО Pingl Кирилл Мухин. 

Настоящим лидером роста является мобайл. Но он не сможет по-настоящему вытеснить с рынка консоли и ПК, уверены в компании.

«У мобильных устройств, помимо преимуществ — возможность иметь любимую игру под рукой, есть недостатки — ограниченность в управлении игрой, а также ограниченность в контенте и его качестве. Игры уровня Stalker или Red Dead Redemption мобильный телефон пока не вытягивает»,  — поясняет Мухин. К тому же в красивую проработанную игру намного приятнее играть на большом мониторе или телевизоре.

Вторая важная вещь — деньги. Казуальные игры на мобильном телефоне — это небольшие бюджеты, несколько десятков тысяч долларов.

Бюджет на сложные игры для смартфона соизмерим с бюджетом игр для ПК. Стоимость зависит от сложности и детализации. «Сделать игру типа Stalker, с большими локациями и большим количеством контента, проработанным миром и историей, будет стоить $3-5 млн, если делать в Украине. В Штатах — умножайте сумму на 5», — говорит Мухин.

Причем есть особенность. «Ты разработал десктоп и на этом все, остается только небольшая команда поддержки. С мобильными играми не так. Можно за миллион разработать стратегию и затем каждый месяц придумывать тонну нового контента, собирать аналитику», — поясняет СЕО Pingle. Это означает новые вливания.

Львиную долю бюджета откусывает маркетинг. Затраты на продвижение игры могут в несколько раз превышать расходы на ее разработку.

Портирование премиальных игр также влетает заказчику в копеечку.

Партнерство. В сегменте портирования проектов на мобильные устройства работает не так много компаний. Строится все на личных отношениях. Контракту Pingle с Embracer Group предшествовали два года знакомства. С Zinger топы общались несколько лет, регулярно заполняли опросы и участвовали в тендерах. «Все это время мы присматривались друг к другу, чтобы подписать какие-то контракты. Со Square Enix, японским паблишером, известным серией о Ларе Крофт, также очень долго общались, прежде чем начать работать», — поясняет Ковтун.

Одна из самых знаковых игр, которую украинцы портировали на мобильный телефон — Life is Strange, компании Square Enix. Чтобы получить контракт, Pingle несколько лет просто поддерживал отношения с японцами. «Только после этого они смотрят на тебя серьезно и говорят «давайте начнем», – рассказывает Дмитрий. — Затем проходит еще год, но ты уже проверенный, надежный. Молодая неизвестная компания в жизни не попадет в этот рынок».

В этой нише мировые разработчики не приходят в Украину за портированием — это Украина стучится к ним. На рынке конкурируют компании из Голландии, США, стран Латинской Америки, Польши. Выиграть у них нелегко.

Заказчики смотрят на несколько факторов, резюмируют в Pingle: способен ли ты быстро и без срыва дедлайнов отдавать релиз, сколько лет компании, где она находится и с какими другими партнерами работает. Решающую роль играют личные дружественные связи. Они делают игры стоимостью по $20 млн и не будут рисковать, работая с молодой и неопытной компанией.

Портирование игр: портфель

Сегодня компания не зацикливается на мобильных устройствах и старается диверсифицировать портфель таким образом, чтобы доля одной платформы не занимала больше 30% всего портфеля. В Pingl рассказывают, что для выхода на рынок портирования на консоли пришлось потратить не меньше времени и сил, чем для поиска и выстраивания доверия с партнерами для порта на мобильные платформы.

Сейчас в разработке у Pingle больше 15 проектов по портированию. Несмотря на успех нынешнего бизнеса, Ковтун все еще хочет создать свою игру. Поскольку разработка сложных игр требует больших денег, многие разработчики сегодня идут альтернативным путем, покупая права на «игровизацию» существующего IP.

По этому же пути решили идти Pingle. До пандемии, полтора года назад команда вела переговоры с Disney и Warner Brothers о покупке IP под игру, но карантин и общий фон кризиса, связанного с COVID-19 заставил отложить планы. В этом году украинцы планируют возобновить проект.

Но и с портированием компания не прощается. На прошлой неделе Pingle заключила договор с Electronic Arts, разработчиком, наиболее известным серией игр Sims. «У нас растет количество партнеров из США, мы думаем о том, чтобы релоцироваться и стать американской компанией», — делится Ковтун.

Источник: news.liga.net