«Я не знаю, о чем вы». Интервью НВ с Геннадием Кернесом — о партии мэров и соперничестве между городами

В начале июня Геннадий Кернес, в течение уже почти 10 лет возглавляющий горсовет Харькова, заявил, что будет повторно выдвигаться на этот пост вместе со своим собственным блоком.

В то же время мэры шести городов — Кропивницкого, Черновцов, Днепра, Николаева, Житомира и Каховки — прямо сейчас проводят презентацию нашумевшей «партии мэров», которая получила название Пропозиція и примет участие в грядущих местных выборах.

Радио НВ публикует отредактированную интервью городского головы Харькова Геннадия Кернеса, в котором он утверждает, что ничего не слышал о «партии мэров», рассказывает о дискуссии вокруг открытия харьковского метро в разгар карантина, а также о соперничестве между крупными городами.

— Так называемая «партия мэров» — возможно ли такое объединение, по вашему мнению?

— Дорогие корреспонденты, я не являюсь членом ни одной «партии мэров». Я даже не знаю, о чем вы говорите. И даже если бы такая была, я бы для себя семь раз отмерил, один раз бы отрезал. Потому что у меня есть партия, которая сегодня делает для моего любимого города все то, что нужно, и я с этой партией имею возможность идти на выборы.

— Сама по себе идея объединения мэров различных городов в одну партию, — вы считаете, она мертвая?

— Такая идея была раньше, еще на выборах в Верховную Раду, но тогда люди не разобрались и все вместе проголосовали за Слугу народа. Сейчас люди могут понять, что это была за идея. Но я не слышал, чтобы на местные выборы шла «партия мэров», который хочет принять участие в гонках.

— В Украине есть очень мощные города, каждый из них нельзя назвать провинцией: Харьков, Днепр, Львов, Одесса — думаю, их еще гораздо больше.

Есть ли шанс, что руководители этих городов найдут возможность работать вместе, а не выяснять, кто круче, чтобы «Днепр был не первый город, но и не второй», «Харьков — первая столица» и т. д. Какие для этого есть предпосылки и есть ли они?

— Я не могу понять, что вы вкладываете в понятие «первый», «второй» или как мы можем работать вместе. Мы (я надеюсь, все) работаем в рамках действующего законодательства, и у нас нет других полномочий, кроме тех, которые определены законом.

— Но все равно ведь эта состязательность между городами может мешать совместной работе. Она не мешает? Или вы друг другу не конкуренты?

— Соревнование… Это не соревнование — это эффективность работы и команды, соответственно, и стратегия развития города. Потому что каждый город, я уверен в этом, принимает свою стратегию развития и осуществляет ее. А иначе можно на одном месте топтаться.

— Как вы как мэр Харькова определяете для себя местное самоуправление, границы полномочий и возможностей, «красные линии», за которые нельзя переступить?

— Как я для себя это определяю? Во-первых, у власти должно быть лицо, горожане должны знать местную власть в лицо; знать, кто городской глава, кто главы администраций на местах; кто работает в коммунальной, жилищной, социальной сферах, как предоставляются услуги и так далее. И, конечно, власть должна сделать все, создать удобства, безопасные и благоприятные для жизни горожан. Но здесь уже задействованы контакты и с правоохранительными органами, и с теми решениями, которые принимаются на сессиях городского совета.

— Как тогда сотрудничать с центральной властью? Мы знаем случаи во время эпидемии COVID-19, когда самостоятельно отменяли карантин в Черкассах; примеры опасной ситуации, когда [в Харькове думали], открывать или не открывать метро. Метро не открыли, но намеки на это были, и информация об этом появлялась в прессе в определенной корреляции.

— Давайте так: мэр Черкасс ответит за себя, а я отвечу за себя. Что касается метро: я выступал с точки зрения того, чтобы власти обратили внимание на то, что метро — это самый удобный и безопасный вид транспорта, и ни один из европейских городов, когда начали принимать ограничения, не закрывал метрополитены. Поэтому я и обращался.

Но коль центральная власть постановила на [сессии] Кабинета Министров остановить метрополитены, мы их остановили. А в дальнейшем мы обращались к центральной власти, чтобы они понимали, сколько нам стоят эти простои метрополитена и кто нам будет компенсировать эти деньги. Потому что все эти средства, которые местный бюджет потратил за простой, обеспечивая надежность и подготовку транспорта к работе, центральная власть не вернула.

— Я понимаю, что культура самостоятельности и самоуправления городов начала развиваться еще с тех пор, как в конце XIV века первый украинский город получил Магдебургское право. Тем не менее, есть ли сейчас у горожан культура местной самостоятельности и самоуправления и что нужно, чтобы ее развить дальше?

— Я уверен в том, что у каждого города есть свое лицо, своя культура (я имею в виду в том числе и местного самоуправления) и свои особенности. Самое главное здесь — это не перепутать полномочия центральных и местных органов власти. Поэтому сейчас принимаются законы, постановления, появляются какие-то новые административные районы, идет сокращение [числа] районов, формируются новые ОТГ и так далее. Но в крупных городах, я считаю, должна быть чуть-чуть другая политика у центральных органов власти, потому что те в том числе принимают и жителей близлежащих территорий, которые работают в этих городах. И получается, что не хватает властного ресурса, чтобы в том числе наводить порядок возможностями, которые есть у центральной власти. Вот здесь есть перекос. Поэтому децентрализация, которую вводят, сейчас больше похожа на централизацию.

— Вы требуете больше полномочий на местах, правильно?

— Конечно.

— В чем они прежде всего должны состоять?

— Вы поймите, вот вы живете, к примеру, в каком-то городе, и у вас есть проблема. Даже если вы знаете, куда идти (хотя вы запутаетесь туда ходить по коридорам), должна быть нормальная местная власть, которая эффективна, своевременна и может оперативно решить вопросы.

Вот сейчас, допустим, идет процесс реформирования Государственного архитектурно-строительного контроля, а за это время люди [сами] делают [проекты] с архитектурными строениями, прилегающей площадью, что-то строят, а мы не имеем полномочий сделать так, чтобы они ответили за эти действия, которые не соответствуют действующему законодательству. Это все сосредоточено у центральных органов власти, и никто не хочет сейчас обратить внимание, потому что говорят «идет реформа».

Какая реформа, что за реформа? Уже реформируют этот ГАСК [долгое время], говорят, что это самое коррупционное направление, но так не бывает. Коррупционное направление — это коррупционное направление, а полномочия власти — это полномочия власти. И у кого будут эти полномочия власти, нужно с тех и спросить, что они делают для того, чтобы был порядок и не было никаких двойных стандартов.

— Очень часто наши сограждане любят считать, что за все в стране отвечает президент, если у них в подъезде грязно (а это их соседи или они сами намусорили), — все равно это «сделал» именно президент; лампочки в подъезде «ворует» президент. Очень сильно централизованное мышления.

Есть ли у вас рецепт, как сделать так, чтобы обычные граждане различали и понимали: это ответственность нашего местного самоуправления, а вот здесь, например, — ответственность центральной власти?

— Менталитет — это такая штука, с которой нужно постоянно работать в средствах массовой информации. В частности, уделять внимание тому распределению полномочий, которое есть. Вы правильно говорите, что это не ответственность президента, а местной власти. Но та же местная власть хочет, чтобы у нее были полномочия, чтобы они могли прекратить все эти кражи в городе. Потому что кражи в городах лифтов, освещения и т. д. — все это делают люди, которые сами проживают в этих домах. Поэтому это уже доказанный факт, но есть, как говорится, преступление, а есть наказание.

Так вот, совершив определенное действие, человек не получает за это никакого наказания, кроме административного штрафа. А здесь, понимаете или нет, в общем должно быть, еще раз подчеркиваю, лицо у каждого уровня власти: у президента, Кабинета Министров, Верховной Рады (у депутатов, руководителя ВР), у местных органов власти, губернаторов. Все это должно быть. И они должны быть ответственными — не прятаться и переводить стрелки на того или другого, а именно четко объяснить людям, с которыми они встречаются, чьи это полномочия

— Конкретные лица отвечают за конкретные полномочия, есть такие должностные инструкции и на государственном уровне, и на местном, — тогда это будет понятно людям?

— Да.

Источник: nv.ua