Павел Казарин: Кругооборот »зрады» в Украине

«Зрадофилам» хоть трезубец над Кремлем поставь – скажут, что криво». Три с половиной года назад Петр Порошенко не сдерживал эмоции в адрес критиков.

Его можно было понять. К тому моменту страна окончательно поделилась на сторонников «зрады» и «перемоги». Первые искали причины для недовольства даже там, где их не было. Вторые – требовали сделать скидку на обстоятельства и полагали, что стакан наполовину полон.

Каждый лагерь окапывался. Полутона отвергались. По одну сторону баррикад были убеждены, что Украина движется не туда. По другую – полагали, что время работает на страну.

Каждый лагерь упрекал оппонентов в карьеризме и проплаченности. Апогей противостояния случился к весне 2019-го, когда накал президентских выборов обострил все до предела. Лагеря «зрады» и «перемоги» сходились в соцсетях врукопашную и пленных не брали.

Чтобы через два года поменяться местами.

Те, кто несколько лет назад объявлял запрет российских соцсетей «цензурой», теперь рукоплещут санкциям против медиахолдинга Медведчука.

А те, кто хвалил пятого президента за информационную гигиену, призывают не радоваться аналогичным шагам шестого.

Полное ощущение дежавю: каждый лагерь призывает держать строй, а любые колебания приравнены к ереси.

Мы снова меряем решение не «повесткой», а «автором». Фамилии вновь стали важнее последовательности. Зеленского ругают сторонники Порошенко – лишь за то, что он становится похож на предшественника.

А адепты шестого президента хвалят его за поступки, которые были не готовы прощать пятому. Вождизм победил и дал метастазы. Презумпция (не)доверия не оставляет места анализу.

Впрочем, накал противостояния объясним. Последние решения Владимира Зеленского меняют его политическое позиционирование. Клеймо «капитулянта» плохо вяжется с объявлением войны «пятой колонне».

Статус «пораженца» плохо сочетается с готовностью обострять противостояние с Кремлем. К концу своего второго президентского года Владимир Зеленский претендует на лавры ястреба в украинской политике. И все это бьет по имиджу его предшественника.

Прежде повестка суверенитета безраздельно принадлежала пятому президенту страны. Сделанное и достигнутое за его каденцию было надежной броней от критики и претензий.

Но после недавних решений Зеленского лагерь Петра Порошенко вынужден уже объяснять природу «несделанного». Невведенных санкций. Необъявленных подозрений. Непринятых ограничений.

Можно, конечно, выбрать стратегию обесценивания. Говорить о том, что все сделано не так, неправильно и невовремя.

Для ядерной партийной аудитории такой подход еще может сработать.

Но его вряд ли удастся продать его тем, кому важна повестка суверенитета, а не персона, которая ее отождествляет. И потому новые решения Зеленского не только объявляют политическую войну «партии Кремля», но еще и электоральную войну «партии суверенитета».

Впрочем, в точно таком же дефиците честности можно упрекнуть и тех, кто сегодня славит шестого президента страны за шаги, за которые они нещадно критиковали предшественника.

Еще недавно Зеленский предлагал «договориться посередине». Набирал в партию и в окружение людей из лагеря Антимайдана. И есть немало вопросов к тем, кто с одинаковым рвением защищал прежнюю президентскую жажду компромиссов и нынешнюю его готовность рубить с плеча.

На наших глазах адепты «зрады» и «перемоги» поменялись местами. И это печально. Потому что решение ценно не автором. Вектор движения – не фамилиями. А цвет кошки не имеет отношения к ее способности или неспособности ловить мышей.

Велик соблазн списать санкции на «вашингтонский обком». Объяснить решения шестого президента – фактом избрания сорок шестого.

Приписать решимость официального Киева Джозефу Байдену и его администрации. Но во всем этом сквозит все то же нежелание признавать за украинскими политиками способность к эволюции.

Хотя через трансформации проходили все президенты Украины, за исключением, быть может, четвертого.

И автором этих перемен в украинских президентах всякий раз становился не столько коллективный «запад», сколько все тот же «восток». Политика Кремля служила прокрустовым ложем, которое избавляло украинских лидеров от излишних иллюзий и розовых очков.

Даже избыточные уступки Киева Москва готова была считать недостаточными, оставаясь неизменной в своем стремлении переиграть 1991 год. Рано или поздно понимание этого простого факта заставляло украинских голубей отращивать клюв и когти.

Если Зеленский пройдет эту же эволюцию – стране впору будет гордиться. Это станет означать лишь то, что повестка суверенитета способна перековать даже самого аполитичного обывателя, волею обстоятельств оказавшегося в президентском кресле.

Если шестой глава государства решит бороться с партией Кремля всерьез и надолго – это будет означать, что у страны появились рельсы со вполне очевидной траекторией движения.

Потому что в ситуации открытого противостояния с «востоком» единственная доступная маршрутная опция для страны – это «запад». С неизбежным выполнением райдера европейских требований. С неизбежной перспективой реформ «вопреки».

Тот, кто решает побить горшки с Москвой, попросту не оставляет для себя иного выбора.

И в этот момент каждому придется делать выбор. Между повесткой и фамилиями. Между курсом и персоналиями. Между желанием чувствовать себя правым и фактическим положением дел.

В конце концов, лучше обмануться в собственном пессимизме, чем радоваться таланту предсказывать катастрофу страны.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Источник: www.obozrevatel.com