«Это сработает в пользу Зеленского». Что будет с уголовными делами против Порошенко — мнение политолога, юриста и экс-прокурора

Накануне генеральный прокурор Ирина Венедиктова заявила, что готова подписать подозрение Петру Порошенко, если для этого хватает доказательств. Пятый президент фигурирует в более чем 20 уголовных производствах, но в основном в качестве свидетеля.

Одно из последних дел против экс-президента касается так называемых «Пленок Деркача», которые содержат вероятные разговоры Петра Порошенко во время его президентства с тогдашним вице-президентом США Джо Байденом. Их в середине мая обнародовал бывший «регионал», народный депутат Андрей Деркач. Сам пятый президент заявил, что «пленки» сфабрикованы, и назвал это российской провокацией.

Радио НВ спросило о судьбе дел против Порошенко у экс-заместителя генерального прокурора Виктора Чумака, политолога Владимира Фесенко и основателя организации StateWatch Александра Леменова.

— Ожидаете ли вы открытия большего количества производств против Порошенко?

Чумак: — Сейчас Венедиктова может сделать сколько угодно дел, потому что дела в Единый реестр досудебных расследований вносит генеральный прокурор. Любой человек может написать заявление о совершении преступления Петром Порошенко, и [Венедиктова] может внести или не внести — это ее право. Или же суд может заставить кого-то внести.

Фесенко: — Тут на самом деле работает одна простая вещь — «кодекс» Портнова [экс-заместитель главы АП Виктора Януковича, — НВ], который просто обязывает открывать уголовное производство по жалобе, по обращению любого народного депутата (или в случае с Портновым — более десятка этих производств, насколько я знаю). Во-первых, у Портнова личная война с Порошенко, это уже его идея-фикс, он таким образом самореализуется. А с другой стороны, и тот же Портнов, и другие чувствуют: поскольку у многих украинцев есть ненависть к Порошенко, этот фактор кто-то также может использовать в исках к правоохранительным органам, просто в политической риторике.

— Сохраняется ли до сих пор в украинском обществе спрос на уголовное преследование Порошенко?

Фесенко: — Запрос на это остается. В последнем опросе КМИС относительно ценностных ориентаций, который был в конце апреля, предложили для избирателя такую дилемму немножко упрощаю): «Кто хуже, Порошенко или Медведчук?». У электората большинства политических сил, кроме электората Порошенко, главный отрицательный персонаж, против которого настроено или абсолютное, или относительное большинство избирателей в разных политических силах — это Порошенко. К Медведчуку, у которого также высокий антирейтинг, такой резкой антипатии нет по одной простой причине: Медведчук не был у власти.

У некоторых ненависть к Порошенко — это психологический синдром. Для многих рядовых украинцев, которые обеднели за последние пять-шесть лет, а Порошенко стал богаче, как они думают, возникает острое чувство несправедливости. Поэтому для них восстановление справедливости — это наказание символа несправедливости, которым для них является Порошенко. Еще, может быть, год этот спрос на наказание Порошенко будет мощным, но, как бывает в жизни, постепенно эта эмоция будет ослабевать.

— Вокруг каких событий и эпизодов было бы больше шансов у правоохранительных органов выдвинуть аргументированное подозрение пятом президенту Украины?

Чумак: — Скорее всего, перспективными против Петра Порошенко могли бы быть дела, связанные с его экономической деятельностью, с [соратником Порошенко, бывшим заместителем председателя фракции БПП Игорем] Кононенко, с [экс-руководителем Государственного управления делами, членом БПП Сергеем] Березнко, с тем же [экс-депутатом-«регионалом» Александром] Онищенко. Но ни одно дело, связанное с его политическими решениями, не имеет перспектив. За политические решения не сажают в тюрьму.

Леменов: Это точно не кейсы о назначении судей или члена Высшего совета правосудия, точно не кейсы картин.

Фесенко: — Для людей неинтересно наказание Порошенко за политику (например, злоупотребление властью) — «надо наказать за коррупцию, за злоупотребление деньгами». Если там будут большие деньги (присвоение крупных денежных средств или, как подозревают, злоупотребления при национализации банков или Фондом гарантирования вкладов физических лиц) и что-то найдут, это будут воспринимать с очень большим удовольствием, этому будут верить. Где я не вижу никакой перспективы — это, например, уголовное производство в отношении «государственной измены» Порошенко, то есть в отношении «пленок Байдена» (но Деркач их так сформулировал, и в прокуратуре это повторили). Злоупотребления властью, я думаю, там что-то могут найти. Но это будут, скорее, формальные зацепки, и это будет напоминать ситуацию с наказанием Юлии Тимошенко.

— Одним из слоганов президентской кампании Зеленского был «Весна придет — сажать будем». Со сроками уже опаздывают, но все же, насколько реально доведение этих дел до суда?

Чумак: — Никакого «реального» нет. Понимаете, человек убивает себя своим популизмом — сейчас [это делает] Венедиктова, потом будет следующий прокурор, будет следующая «весна». Нужно сначала понять, что прокуратура — это не сельскохозяйственное производство, где сажают картошку, и здесь нельзя давать обещание «весной сажать будем», «летом сажать будем». Сажать будет суд тогда, когда совершенно точно найдет все доказательства в тех или иных реальных уголовных процессах.

Леменов: — Подавляющее большинство открытых производств — это просто юридический мусор.

— Бывший генеральный прокурор Руслан Рябошапка уже назвал «юридическим трэшем» текст подозрения Порошенко, который еще во времена его каденции ему передали следователи Государственного бюро расследований. Если подозрения будут подготовлены таким же образом, Ирина Венедиктова их все равно подпишет?

Чумак: — Прошло три месяца, но она же не подписала свой собственный юридический трэш. Одно дело — быть человеком президента Зеленского, другое — подписать необоснованное подозрение. За это можно потом и ответить в уголовно-процессуальном плане.

Леменов: — Мне кажется, что в ближайшее время они ничего не подпишут, потому что понимают, что у Порошенко опять же рейтинг только будет расти от этого. А потом это подозрение ни во что не конвертируется, и снова будет расти рейтинг Порошенко. А эта бравада, что «как только будут законные основания, то мы сразу подпишем» — так три же месяца назад было рассказано, что если надо подписывать подозрение, то перепишите его в другом формате. Они этого не сделали думаю, что в ближайшее время и не сделают). А если сделают, то это будет выстрел в ногу.

— Некоторые эксперты сравнивают действия Зеленского с действиями Януковича, когда тот после прихода к власти посадил своих политических оппонентов в тюрьму (Юлию Тимошенко и Юрия Луценко). Порошенко в тюрьме придаст больше баллов Зеленскому или наоборот — больше головной боли?

Леменов: — Если они это сделают красиво и по закону, тогда да, это придаст электоральных баллов. А возможно, и не прибавит, а просто у Зеленского не упадет рейтинг, потому что он и так высок.

Фесенко: — Даже показательное задержание, безусловно, сработает в пользу Зеленского. Хотя бы временный эффект (возможно, и рейтинговый) будет. Но одновременно будут и проблемы: это вызовет определенное сопротивление сторонников Порошенко там есть немало людей, которые имеют опыт Майданов и войны). Безусловно, это вызовет большую критику со стороны наших западных партнеров. Если не будет веских доказательств вины Порошенко, повторится та же история, которая была с Юлией Тимошенко. В отношениях с Европой [и США] в 2012—2013 годах главной проблемой была Юлия Тимошенко.

Но сейчас есть такой нюанс: в Штатах критика будет, но если [останется] Трамп, то для него Порошенко не так важен. В Европе тоже будет критика, хотя если, например, примерно через год Меркель уйдет в отставку, то кто останется среди друзей Порошенко в европейском истеблишменте? Почти никто. Но все равно будет институциональная критика, если не будет веских доказательств вины экс-президента.

Источник: nv.ua