Виталий Портников: Путин может избежать Гааги

На совместной пресс-конференции с президентом Франции Эммануэлем Макроном президент США Джо Байден заявил, что у него нет планов общаться с президентом России Владимиром Путиным. При этом есть одно условие, выполнение которого поможет установить контакт: если Путин проявит интерес к прекращению войны в Украине. Но даже в таком случае это будет не личное решение Байдена, а результат его консультаций с союзниками по НАТО.

О том, что в случае прекращения войны против Украины можно говорить о «мирном порядке» с РФ, в тот же день в Берлине заявил федеральный канцлер Олаф Шольц. Он напомнил, что по отношению к России нет никакой агрессии со стороны стран НАТО или Европейского Союза. Для безопасности необходимо прежде всего желание самой Москвы, а именно отказ от практик Средневековья, когда «более сильное государство считает, что может просто украсть территорию соседней страны и рассматривает территорию соседней страны как свою собственную территорию», объяснил Шольц.

Эти новые акценты в заявлениях западных лидеров вовсе не означают стремления найти «компромисс» с Путиным за счет Украины, о чем однозначно заявили во время пресс-конференции и Байден, и Макрон. Скорее, это очерчивает некий круг маневров для президента РФ, если он вдруг поймет, что продолжаемая им война не приведет ни к какому желаемому им результату и из конфликта нужно выбираться.

Есть и другой вариант — трибунал. Об усилиях по созданию органа, который должен под эгидой ООН заняться расследованием российских военных преступлений в Украине, заявили во время своей встречи в Вашингтоне президенты США и Франции. О стремлении добиться создания такого специального трибунала говорит и руководительница Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен.

Сегодня Путин может не беспокоиться, что окажется на скамье подсудимых такого трибунала. Однако сам факт появления подобной институции под эгидой ООН, сам факт проведения постоянных судебных слушаний, объявления в розыск российских руководителей, военных и пропагандистов будет содействовать еще большей изоляции России в мире. И если Путин станет даже заочным фигурантом судебного разбирательства, если ему будет вынесен приговор за доказанные военные преступления, то кто станет с ним разговаривать после приговора?

Мир будет просто ждать следующего президента России — того, кто не будет фигурантом процесса о военных преступлениях. А это уже проблема не только самого Путина, но и его окружения. Получится, что следующего главу государства — того, с которым смогут разговаривать лидеры ведущих стран мира — выберет не Путин, не верхушка ФСБ и не российский избиратель.

Его, в конечном счете, изберет международный трибунал. И это вовсе не фигура речи. Все мы свидетели того, как решения Международного трибунала по военным преступлениям в бывшей Югославии буквально перекраивали политическую карту региона и уничтожали авторитеты, которые еще недавно казались незыблемыми не только элитам, но и избирателям. Конечно, Россия — не Сербия. Но и сила давления на Россию будет несравнима с силой давления на Сербию — тем более в ситуации, когда руководство РФ просто необходимо загнать в узкий коридор возможностей, не предполагающий маневров и попыток шантажа со стороны Москвы.

У Путина, как видим, еще есть шанс избежать подобного развития событий — и для себя, и для всего своего окружения. И при этом, возможно, даже оказаться за одним столом переговоров с президентом Соединенных Штатов. Но для этого необходимо сделать то, чего Путин отчаянно не хочет. Необходимо прекратить войну.













Источник: www.obozrevatel.com