Максим Яли: Обострение ситуации на белорусско-польской границе: ставки растут

Итак, ситуация на белорусско-польской границе продолжает обостряться. Так, в воскресенье, 14 ноября, группа нелегальных мигрантов, во время очередной попытки прорыва польской границы, забросала камнями сотрудников полиции Польши. Один из камней попал в голову полицейского. От серьезной травмы его спас шлем.

В ходе еще одного инцидента было задержано 22 мигранта из Ирака, которые ранее, в составе группы из 50 человек, сумели разрушить часть заграждения на границе и прорваться на территорию Польши. Евросоюз и польское правительство назвали произошедшие события самым сложным моментом с начала кризиса на границе.

Очевидно, что без контроля и одобрения белорусских властей подобная ситуация на границе с Польшей была бы в принципе невозможной. Тогда стоит задать резонный вопрос: чего добивается подобными действиями Лукашенко? И не является ли это отработанной технологией?

Первое, что бросается в глаза и указывает на не случайность подобных событий – это их повторение. Как мы помним, подобную картину, хотя и в меньших масштабах, мы уже наблюдали этим летом на границе Беларуси с Литвой. Тогда украинское руководство даже приняло решение передать правительству Литвы колючую проволоку для обустройства границы с Беларусью, у которой ее попросту не оказалось в достаточном количестве.

Технология по созданию хаоса на границе с ЕС оказалась успешной, и теперь руководство Беларуси решило ее повторить с Польшей. Но уже в большем масштабе. В основном это граждане из Ирака, Афганистана и Сирии, которые прилетают в Минск, а затем пешком пытаются проникнуть в Польшу, а дальше в Германию.

Технология, на самом деле, не нова и не является изобретением Лукашенко, а была успешно отработана в 2015 году. Тогда это были беженцы из Сирии, которые штурмовали границы в соседнюю Турцию, далее перемещались в Грецию, балканские страны и затем в ту же богатую и процветающую Германию, которая обеспечивает вновь прибывших беженцев пособием и крышей над головой.

Неслучайно, что именно после миграционного кризиса в ЕС, в котором обвиняли Кремль, отношения между Брюсселем и Москвой улучшились, а Путин вышел из международной изоляции и вернулся за стол переговоров с лидерами Запада.

Так что Лукашенко решил не изобретать велосипед и таким образом пытается реализовать сразу несколько целей и задач:

Во-первых, отомстить правительствам Польши и странам Балтии за попытку «госпереворота» и свержения его с престола летом 2020 года при помощи массовых протестов после фальсификаций на президентских выборах. Теперь, когда Лукашенко не только выстоял, но и укрепил собственную власть, зачистив все остатки оппозиции в стране за прошедшее время, он решил перейти к следующему этапу – мести.

Как мы знаем, отношение к мигрантам из мусульманских стран в Польше является крайне негативным и еще в период первой миграционной волны в 2015 году правительство Польши отказалось принимать беженцев «по квотам» ЕС на своей территории, пойдя на открытый конфликт с Брюсселем.

Во-вторых, создавая новую волну миграционного кризиса на границе с Польшей, Лукашенко пытается оказать давление и на Германию как самого главного игрока в ЕС, который имеет решающий голос в Брюсселе. Ведь все эти мигранты из Польши пытаются попасть затем именно в самую богатую страну Евросоюза.

Лукашенко лично подтвердил это во время своего интервью главреду журнала «Национальная оборона» на прошлой неделе: «Они (мигранты. — Прим.) не едут в пустое место, не едут в космос. Они едут конкретно к тем людям, которые их ждут в Германии — у кого-то родственники, друзья, еще кто-то. Если кто-то думает, что они просто одуревшие бегут за тысячи километров, — это глупость. Все это четко организовано. И Беларусь только этап в этом. И абсолютно не главный».

При этом для этого был выбран наиболее подходящий момент, когда Ангела Меркель готовится передать бразды правления после многолетнего пребывания у власти своему приемнику на посту канцлера Германии. Ведь именно она принимала решение о введении санкций против режима Лукашенко. То есть, инспирируя миграционный кризис, который, безусловно, может негативно повлиять и на уровень поддержки будущего нового канцлера Шольца, Лукашенко пытается оказать на него давление и начать отношения с «чистого листа».

В-третьих, сложно представить, что подобная спецоперация осуществляется без, как минимум, одобрения со стороны Кремля, которого на Западе в 2015 году обвиняли в инспирировании миграционного кризиса в ЕС после массированных бомбардировок российской авиации города Алеппо, беженцы из которого и составляли основную часть потока мигрантов из Сирии в Турцию. Таким образом, Кремль пытается заставить ЕС ускорить сертификацию газопровода «Северного потока -2», параллельно отказываясь увеличить поставки газа в ЕС через Украину и провоцируя дефицит запасов газа и рост цены на газ на спотовых биржах ЕС.

То, что после введения санкций против режима Лукашенко самопровозглашённый президент Беларуси впал в полную зависимость от Кремля, потеряв поле для маневра на Западе, которым он умело пользовался в период 2015-2020 годов – очевидный факт.

Так что, подводя итоги, можно сделать вывод о том, что провоцирование миграционных кризисов с Ближнего востока, на территории которых происходят конфликты, уже стал рычагом давления на ЕС и элементом «гибридной войны» со стороны авторитарных и диктаторских режимов на территории постсоветского пространства. И я уверен, что этот кризис, учитывая его эффективность, не является последним.

Сейчас мы наблюдаем попытку со стороны Беларуси и Кремля, который также рассматривает руководство Польши в качестве своего врага, спровоцировать польских пограничников и военных, которых уже стягивают к границам к Беларуси, на открытие огня по беженцам. Для того, чтобы затем распространять ужасающие кадры расстрела «мирных и безоружных» беженцев и обвинить руководство Польши в нарушении прав человека и антигуманных действиях. Так что внимательно следим за ситуацией. Неспроста правоохранительные органы Польши рассматривают ситуацию у своих границ как чрезвычайную.


Источник: www.obozrevatel.com