Кто стоит за антиковидными протестами в Европе?

В связи с ужесточением антиковидных мер протесты во многих европейских городах также набирают обороты. Кто стоит за протестным движением и что объединяет людей на митингах?

Рост числа новых случаев заражения короновирусной инфекцией заставляет власти европейских стран вводить более строгие ограничительные меры, такие как обязательное ношение масок даже детьми, частичные локдауны или обязательную вакцинацию для определенных профессиональных групп. И это многих раздражает. Уже несколько недель десятки тысяч демонстрантов по всей Европе снова и снова выходят на улицы против принимаемых антиковидных мер. Но что на самом деле движет этими людьми?

В каких странах противники коронавирусных ограничений особенно сильны?

Протесты особенно сильны в Германии и соседних с ней странах. Несколько недавних примеров: в столице Австрии — Вене, по данным полиции, около 40 000 человек вышли на демонстрацию против частичного локдауна и объявленной обязательной вакцинации с 2022 года. Некоторые акции протеста привели к беспорядкам.

В минувшие выходные в Брюсселе — столице Бельгии около 8000 демонстрантов прошли маршем к зданию Еврокомиссии, где часть активистов вступила в драку с полицией. Во время протестов в Люксембурге несколько человек прорвались через ограждение одного из рождественских базаров, открытого только для прошедших вакцинацию или имеющих негативный тест на коронавирус.

EPA

Протест в Брюсселе

Усилились протесты и в Нидерландах. Несколько недель назад в Гааге сотни людей поджигали велосипеды, бросали камни и что под руку подвернется в полицейских, но в последние дни акции стали более мирными.

Противники коронавирусных ограничений вновь мобилизовались и в Германии, митинги прошли во многих городах. В федеральной земле Саксония из-за действующего запрета на собрания раздаются призывы к так называемым «прогулкам», и эти группы протестующих, по мнению экспертов, очевидно, контролируются правыми экстремистами. Громкий скандал вызвало факельное шествие перед домом министра здравоохранения Саксонии Петры Кёппинг (Petra Köpping).

От евангелистов до хулиганов: кто на самом деле выходит на демонстрации?

Разочарованные в современном политикуме, сторонники различных конспирологических теорий, эзотерики, антиваксеры: протест против ужесточения антиковидных мер привлекает совершенно разные группы людей. Профессор политологии Марк Хуге из Католического университета в бельгийском Лёвене в интервью немецкой общественно-правовой компании ZDF сравнил демонстрации в Бельгии с движением «желтых жилетов» во Франции. Они «объединяют представителей очень разных социальных групп, каждая из которых имеет свою мотивацию», — считает ученый

Похожая ситуация и в Германии. «Их объединяет разочарование — не только в политике властей в борьбе с коронавирусом, но и в демократии, и в политических институтах. В антропософской среде свою роль играют и антимодернистские настроения», — объясняет ситуацию в интервью DW социолог Йоханнес Кисс из университета в Зигене. «Повсюду мы видим, что представители правого спектра берут на себя инициативу, участвуют в организации подобных акций или мобилизации противников ограничений. И это остается неизменным. Нарратив о том, что «правые захватили движение» — чушь. Они были там с самого начала. И с самого начала это ни для кого не было проблемой», — говорит Кисс.

Члены ультраправого «Движения за идентичность», вдохновляемого австрийцем Мартином Зельнером активно участвовали в протестах в Вене, сообщает компания ORF. Правая Австрийская партия свободы (FPÖ) рекламирует митинги на своем сайте с помощью так называемого «календаря демонстраций», который, по словам ее пресс-службы, «постоянно обновляется».

Дополнительная поддержка также исходит от архиконсервативного католического сообщества. Одним из его ярых представителей является Александр Чуггель, называющий себя «защитником жизни». Он также известен как активный участник движения против абортов, критик теории глобального потепления, а также противник однополых браков в Австрии и Германии.

EPA

«Это всегда зависит от контекста и политической культуры в стране», — считает Кисс. В Нидерландах, например, протестовали как представители евангелического спектра, так и хулиганы. «В такой форме в других странах этого нет», — указывает социолог.

Кроме того, существуют большие различия внутри самой страны. Согласно исследованию Базельского университета, проведенному по заказу Фонда Генриха Бёлля в конце ноября 2021 года, корни движения Querdenker, объединяющего тех, кто выступает против коронавирусных ограничений, находятся на юго-западе Германии и относятся к левой альтернативной среде, в то время как на востоке Германии среди противников коронавирусных мероприятий значительно выше доля избирателей партии «Альтернатива для Германии».

О чем говорят протестующие?

«По сути, речь всегда идет о гораздо, гораздо большем, чем коронавирус», — говорит Кисс. Во Франции, например, демонстрации были лишь поверхностно связаны с антиковидными мерами. «На самом деле они всегда были вызваны политикой президента Эмманюэля Макрона», — указывает социолог. В Нидерландах протесты также связаны с критикой социальной политики правительства. В немецкой федеральной земле Саксония, по словам Кисса, речь идет в основном о недостатке демократии и разочаровании в политике. «Не стоит недооценивать, насколько это взрывоопасно и как легко это можно поджечь, например, с помощью антикоронавирусных мероприятий», — указывает социолог.

Аксель Зальхайзер, соавтор ежегодного опроса населения Тюрингский монитор, в интервью DW говорит о «мобилизации». «Правые экстремисты воспользовались антиковидными мерами, чтобы распространить свои антисистемные нарративы», — объясняет он протесты на востоке Германии.

Стали ли демонстрации более радикальными?

«Ситуация приближается к критической точке, но это продолжается уже несколько месяцев», — говорит Кисс. В МВД Германии также отмечают, что протесты становятся все более радикальными. Федеральное ведомство по охране конституции, рассказал министр внутренних дел земли Баден-Вюртемберг Томас Штробль, твердо исходит из того, что «обязательная вакцинация усилит агрессивность движения Querdenker».

Поэтому социолог Кисс предполагает, что в ближайшие недели ситуация может стать «еще более жесткой». «Нужно было принимать более решительные и своевременные меры против незаконных демонстраций. Власти позволили этому продолжаться долгое время, особенно в Германии», — указывает он.

Но даже если пандемия, в конце концов, закончится, протесты будут продолжаться, считает Зальхайзер. «Основные действующие лица, которые являются движущей силой радикализации, заинтересованы в поиске другой темы для мобилизации…», — отмечает он. Такой, например, может стать политика в области климата. И подобные акции, по словам Зальхайзера, уже готовятся.

 

Читайте Korrespondent.net в Google News

Источник: korrespondent.net