Игар Тышкевич: Путин повышает ставки, но его план может не сработать

Повышение ставок от Путина или борьба за заморозку

На минувшей неделе Российская Федерация продолжила политику повышения ставок в потенциальном диалоге с ЕС и США вокруг войны в Украине. Для Путина крайне важно попытаться выйти на режим «заморозки» боевых действий либо любые иные договоры, сковывающие свободу манёвра Украины. Кремль использует сразу несколько ключевых тем, по каждой из них пытаясь использовать элементы шантажа.

Логика давления Кремля и временные сроки

Подробно логику повышения ставок со стороны Путина мы уже описывали в предыдущих выпусках анализа событий в РФ. Вкратце система выглядит следующим образом. Российская Федерация поднимает сразу несколько тем, чувствительных для политиков в ЕС. По отдельности каждый из «анонсируемых» окружением Путина кризисов не способен резко изменить позицию даже европейских государств. Но темы используются условными «адвокатами» РФ из числа политиков ЕС для продвижения тезиса о необходимости поиска компромиссов с Москвой. Среди ключевых направлений стоит обозначить:

– Вопросы радиационной безопасности и угрозы развала системы нераспространения ядерного оружия. В данном случае Москва играет на теме безопасности ЗАЭС, пыталась угрожать снижением порога применения ядерного оружия и размещением такового в Беларуси.

– Тема энергетического кризиса в ЕС: недостаток (или высокая цена на) углеводородного сырья, в первую очередь природного газа и, как следствие, экономические и политические проблемы внутри Европейского Союза.

– Вопросы продовольственной безопасности, особенно, в странах Северной Африки и ряда государств Азии. И, как следствие, возможная дестабилизация данных регионов с появлением дополнительных потоков беженцев в ЕС.

– Аннексия оккупированных территорий и вывод «конфликта» (как его пока называют на политическом уровне в Европе) на новый, более высокий политический уровень, где Кремль уже попытается говорить о «защите своих территорий».

Идея окружения Путина в попытке выхода на диалог о «заморозке» конфликта ближе к середине ноября месяца. В этот период совпадают несколько событий:

1. Промежуточные выборы в США, результаты которых могут повлиять на контуры американской политики в Восточной Европе

2. Саммит G-20, запланированный на 15 ноября

3. Сезонное увеличение потребления газа в ЕС, связанное с началом отопительного сезона и период заключения долгосрочных контрактов на поставку газа на 2023 год.

До этого периода Россия будет пытаться повышать ставки и пытаться дать дополнительную аргументацию в пользу «поисков компромиссов с Москвой» для своих европейских партнёров. В данном случае речь идёт не только о непосредственно российской активности, но и попытки использовать в своих интересах деятельность международных организаций, внутренние процессы в европейских странах.

На минувшей неделе ключевыми событиями в указанном направлении были:

1. Доклад МАГАТЭ о безопасности на Запорожской АЭС. Данная организация призвана оценивать вопросы касаюшиеся безопасности функционирования объектов ядерной энергетики (и приравненных к ним, как, например, исследовательские центры и лаборатории). Она не имеем мандата оценивать ход боевых действий, устанавливать сторону, создающую угрозу в зонах конфликта (банально не имеет таких специалистов).

Поэтому предсказуемыми были предложения МАГАТЭ о создании «зоны безопасности» вокруг ЗАЭС без указания возможного формата её функционирования и того, кто должен быть гарантом (обеспечивать) безопасности. Для РФ такой кейс может оказаться выгодным, поскольку это открывает дорогу к некому подобию «минских соглашений» на более низком уровне. С дорожной картой в формате «вначале прекращаем стрелять, потом отводим (или нет) войска и сохраняем такой режим пока не изменится внешняя ситуация».

Подход укладывается в тактику Кремля «дробления проблем» и попыток выйти на договорённости по частным вопросам, а не по сути. Типичный пример — сделка по зерну, которая не решает проблемы блокады черноморских портов Украины (а лишь создаёт возможность работы по одной товарной группе). Но РФ «демонстрировала договороспособность» и получила послабление санкционного давления со стороны США (исключение по зерну, с.х. технике и удобрениям до конца 2022 года) и ЕС (ослабление санкций по поставкам компонентов для обслуживания гражданских самолётов).

Таким образом, выразив на начальном этапе «неприемлемость» подхода МАГАТЭ, российские политики уже в ближайшие недели могут взять тему в разработку, тем более, что руководство упомянутой международной организации будет и дальше активно в продвижении идеи «зоны безопасности».

2. Остановка «Северного потока» и вопросы поставок газа на территорию ЕС. «Газпром остановил прокачку газа по «Северному потоку». Российские политики, СМИ активно играют на теме, говоря, что это результат «непродуманной» политики Европейского Союза. В то же время на минувшей неделе явно проявились несколько особенностей обсуждения будущих поставок газа. В частности, в РФ не упоминают (за неделю в ключевых медиа было лишь 1 упоминание) южного направления транзита — трубопроводов, идущих через территорию Турции (которые работают на полную мощность). Зато появились упоминания о том, что якобы «единственной» системой, через которую подаётся газ в Европу является украинская ГТС. Соответственно, уже в ближайшие недели можно ожидать попыток завершить логическую конструкцию в виде «война в Украине несёт угрозу поставкам газа в Европу, а значит, что как минимум на зимний период стоит прекратить активные боевые действия». Причём, данная идея, вероятнее всего, будет впервые озвучена не в России, а в одном из европейских государств.

3. Уличные акции протеста в странах ЕС. В Чехии, Германии, Нидерландах, Франции практически одновременно (в период 2-4 дня) прошли уличные акции, участники которых критиковали политику своих правительств. Одной из ключевых тем были вопросы цен на энергоносители. И, как следствие, звучали тезисы о необходимости улучшения отношений с Россией. Это первая такая волна, которая формально является внутренним делом европейских государств но по времени, характеру требований полностью совпадает с интересами Российской Федерации и служит фактором, усиливающим «газовый шантаж».

4. Заявления Путина о «зерновой сделке». Напомню, что президент РФ заявил о том, что его страну «обманули» с зерновой сделкой и украинское продовольствие вместо «развивающихся стран» идёт в государства Евросоюза. Прямой угрозы выхода из сделки пока не последовало, но к ближе к ноябрю 2022 Россия, вероятнее всего, потребует её пересмотра и/или заключения дополнительных соглашений. Россия в очередной раз будет играть на теме дефицита продовольствия (и удобрений) используя тезисы о засухе 2022 года, дорогих энергоносителях (и как следствие подорожании азотных и фосфорных удобрений), безопасности судоходства.

Используя упомянутые выше направления, а так же вопросы возможного проведения «референдумов» либо прямой аннексии оккупированных территорий РФ пытается подтолкнуть страны ЕС к началу диалога о «заморозке конфликта» в Украине и началу диалога. Расчёт Кремля состоит в получении времени для восстановления, в первую очередь военного потенциала, попыток раскачать внутриполитическую ситуацию в Украине и уменьшить уровень поддержки Киева со стороны Европейских партнёров.

Изоляция как альтернатива

Несмотря на комплексный, разносторонний подход России к давлению на ЕС, расчёт на договорённости о «заморозке» может не сработать:

– В случае, если Евросоюз к ноябрю месяцу обеспечит бОльшие чем в 2021 году запасы газа в хранилищах, газовый шантаж теряет свою актуальность. Если же сработает концепция ограничения потолка цен на данный тип сырья, теряют смысл и попытки РФ давить через вопросы подорожания газа.

– На данном этапе в США сохраняется межпартийный консенсус в вопросах поддержки Украины. На этом фоне даже частичный успех российской политики на европейском направлении не станет фактором, вынуждающим Украину идти на подписание любых договорённостей о «перемирии».

– Успех Украины в контрнаступлении в сентябре и октябре 2022 года может снять с повестки вопросы «референдумов» и сделать саму идею «заморозки» опасной для Путина. Если РФ в результате осенней кампании теряет Херсон и ещё хотя бы 1-2 значимых населённых пункта (масштабом с Мелитополь, Изюм, Лисичанск), то выход на формат «перемирия» будет восприниматься частью элит и населения РФ как «поражение». И в таком случае прекращение боевых действий будет демонстрацией провала политики руководства страны по ключевому направлению — восстановлению влияния РФ в мире. Либо, проще говоря, ударит по имперским амбициям граждан. Как следствие, создаётся угроза стабильности внутри самой Российской Федерации.

Путин осознаёт возможность негативного сценария и посылает дополнительный сигнал как своему населению, так и внешним партнёрам — готовность России к изоляции. Это, по его мнению, создаёт дополнительные риски глобальной безопасности и рано или поздно может привести к диалогу о месте РФ в мировой системе. Однако, в отличие от предыдущих лет, когда подобные намёки имели результат (2009, 15 годы), сейчас РФ находится в весьма уязвимом положении, а ключевой её аргумент — сила армии — подвергается сомнению в результате провальной попытки захвата Украины.

Этот текст — часть работы Ukrainian Institute for the Future «Росія детально» по еженедельному анализу событий и трендов российской политики.














Источник: www.obozrevatel.com