Страхи и надежды топов. Чего боятся и на что рассчитывают руководители крупнейших компаний Украины

Ч еловек, прошедший через множество испытаний, но не утративший веру в будущее своего бизнеса. Он устал от неопределенности, царящей в Украине, опасается действий гос­органов, но не собирается опускать руки.Именно так выглядит словесный портрет типичного украинского бизнес-руководителя, созданный по итогам ежегодного опроса CEO Outlook от международной консалтинговой компании KPMG. Его участниками стали топ-менеджеры большинства развитых стран мира. От Украины на вопросы KPMG ответили 73 человека — от тех, кто работает в аграрном и банковском секторах, до представителей фармацевтики и розничной торговли.Оказалось, что отечественные топ-менеджеры сейчас намного меньше уверены в перспективах долгосрочного экономического роста как в Украине, так и в мире в целом. Кризис, порожденный COVID-19, показал им шаткость современных бизнес-моделей, которые придется перестраивать.Пандемия стала пусковым механизмом и для давно назревших изменений в направлении цифровизации бизнеса, к чему далеко не все украинские компании оказались готовы.Но не коронавирус особенно сильно тревожит отечественных управленцев — как показал опрос KPMG, более всего они опасаются неудачных для бизнеса регуляторных действий со стороны госорганов. Чуть меньше их беспокоят операционные риски и территориализм, когда каждая отдельная страна будет агрессивно отстаивать собственные интересы. На третьей позиции в топ-списке управленческих страхов — политические риски и коррупция.Характерным образом все эти опасения выразил Евгений Шевченко, генеральный директор компании Карлсберг Украина — «дочки» мирового пивного гиганта. «Мой самый большой страх — сворачивание и откат реформ, — признался он НВ. — Последствия могут быть печальны: остановка сотрудничества с МВФ и другими западными партнерами, коррупция, популизм».Подобная позиция логична: увидев план госбюджета на 2021 год с дефицитом на уровне 6 % ВВП, бизнес испугался того, что государство будет наращивать налоговое давление, Минфин же через ОВГЗ выпьет все финансовые соки из национальной экономики, оставив компании без доступа к капиталу.А вот кадровый вопрос, сильно волновавший отечественных бизнес-лидеров в 2018‑м и 2019‑м, отошел на четвертое место.В этом и заключается главное отличие локального итога опроса KPMG от глобального: большинство мировых топ-менеджеров опасаются именно дефицита кад­ров, хотя год назад этот пункт даже не входил в десятку самых популярных. Также их беспокоит риск возникновения проблем с цепочками поставок, что актуально на фоне продолжающегося уже два года конфликта между США и Китаем.Пусть рядом с существующей иерархией власти и денег возникнет еще одна иерархия — блага для человечества, — Алла Олейник, основательница компании Borsch Ventures «Подобная разница в восприятии рисков связана с тем, что в Украине горизонт видения происходящих изменений, как и понимание их глубины, пока еще не находится на одном уровне с крупнейшими глобальными компаниями, — говорит Андрей Цымбал, управляющий партнер KPMG в Украине. — Украинские СЕО больше ориентированы на текущую ситуацию».Горизонт в тумане57 % украинских топ-менеджеров сейчас не уверены в росте мировой экономики на протяжении ближайших трех лет, а 46 % высказали аналогичные опасения касательно украинской экономики.Каждый пятый участник опроса прогнозирует, что до 2022‑го рост продаж в их компаниях составит лишь в 2,5−4,99 % в год. Это как минимум вдвое хуже, чем показатели успешных оте­чественных фирм.Кабмин Дениса Шмыгаля работает без утвержденной депутатами программы, поэтому бизнес не до конца понимает, чего ему ждать от нынешнего правительства и как зарабатывать в посткризисной экономике. Сырьевая часть экономики продолжает доминировать, в то время как сервисные индустрии только нащупывают твердую почву под ногами.Впрочем, Шмыгаль заявил, что его команда работает над стратегией развития страны до 2030 года, чтобы дать бизнесу хоть ка­кие‑то ориентиры. «Такая стратегия может стать вменяемым планом для внешних инвесторов», — считает Анатолий Амелин, директор экономических программ Украинского института будущего.На настроение топ-менед­жеров повлиял шок от второго квартала, когда ВВП страны сократился на 11,4 %. Тогда же компаниям пришлось затянуть пояса — отправить часть сотрудников в неоплачиваемые отпуска или даже уволить, сократив при этом офисные площади и оптимизировав количество точек офлайн-продаж.Впрочем, в еврозоне и в США глубина спада была еще больше.Инвесткомпания Dragon Capi­tal (издает НВ) прогнозирует, что в нынешнем году отечественная экономика сократится на 5,5 %, и это лучше, чем ожидалось. А в 2021‑м она и вовсе вырастет на 4 %. Однако бизнес побаивается, что восстановление произойдет лишь в отдельных секторах — таких как тяжелая промышленность, строительство и агро.«Среди ключевых долгосрочных беспокойств бизнес-сообщества можно выделить повторную вспышку COVID-19, экономический и потребительский спад, политическую и макроэкономическую нестабильность, невозможность выполнения бизнес-планов», — рассказывает Андрей Гундер, президент Американской торговой палаты в Украине.Страх № 1Но больше всего отечественные топ-менеджеры боятся регуляторной дубины в руках госчиновников. «Доверие бизнеса к государству снижается», — подчеркивает Цымбал из KPMG. Именно поэтому, считает он, бизнес в опросе вывел регуляторные риски на первое место.Бизнес-руководителям высшего ранга, например, очень не понравилось возникновение задолженности со стороны государства перед производителями в сфере зеленой энергетики: по состоянию на середину августа она составила 22,9 млрд грн.«Непоследовательная политика в сфере возобновляемой энергетики на протяжении последних полутора лет негативно влияет на активность инвесторов, — отмечает Цымбал. — Они снизили объем инвестиций и находятся больше в выжидательно-наблюдательной позиции».Правительство пытается сохранить дружественные отношения с бизнесом, среди прочего предлагая снизить ставку НДС для аграриев с 20 % до 14 %, а для деятелей культурной индустрии — еще существенней.Но не этого ждут от Кабмина предприниматели. «Бизнес уже длительный период говорит о важности снижения нагрузки на фонд оплаты труда, а отсутствие реакции на данное предложение создает неравные условия для легального бизнеса, — рассказывает Анна Деревянко, исполнительный директор Европейской бизнес-ассоциации. — Ведь получается, что работать в черную выгоднее».Аграрный сектор недоволен качеством принятого законопроекта о рынке земли: тот полностью вступит в силу не скоро, и иностранцы к нему не допущены. «Долго обсуждали земельную реформу, а получили „кастрированное нечто“ — решение, которое не устраивает ни бизнес, ни собственников земельных паев», — подчеркивает Алекс Лисситса, гендиректор крупной аграрной компании ИМК.Не пришлась по душе топ-менеджерам и замена Алексея Гончарука и его команды в правительстве Шмыгалем и Ко, а также пауза в отношениях с МВФ.«Если и дальше в год будут менять по три министра финансов, по два министра экономики и каждый будет предлагать новую стратегию развития, приходить с новыми идеями, бизнес будет работать „с колен“, — добавляет Лисситса. — А потому и долгосрочных инвестиций, и долгосрочного планирования, и долгосрочного проектного бюджетирования просто-напросто не будет».С ним согласен Филипп Грушко, партнер инвесткомпании SD Capital и член набсовета крупнейшего частного украинского порта ТИС. Он убежден, что сохранение страной мак­роэкономической стабильности в условиях войны, а затем и мирового коронакризиса — это победа, дающая надежду на экономический рост. «Но меня пугает перспектива эту стабильность разрушить, — уточняет Грушко. — В частности, я крайне негативно оцениваю перспективы разрыва сотрудничества с МВФ».Два ключевых слова — «цифра» и «удаленка»2020 год в Украине, да и во всем мире, проходит под знаком цифровизации и удаленной работы: продажи все больше уходят в интернет, а сотрудники все чаще работают из дому.Опрос KPMG показывает, что отечественные топ-менеджеры взялись за развитие «цифры» еще до пандемии. При этом треть из них сейчас говорит о значительном прогрессе в этом деле, а каждый четвертый рапортует об изменениях в работе с персоналом, порожденных расширением использования интернета при продажах и росте числа «удаленных» сотрудников.«Пандемия дала руководителям четкое понимание того, какой может быть работа в будущем, — говорит Нхламу Длому, глава отдела кадров KPMG International. — В связи с текущей необходимостью организации быстрее принимают решения, лучше сотрудничают, быстрее внедряют новые технологии. И даже уже преодолели давно возникшие иерархии и отчужденность».«Последние шесть месяцев были для всех непростыми, — признается Виталий Кармазинский, управляющий директор IT-компании Luxoft Украина. — Компании скорее адаптировались, чем трансформировались в новых условиях, до конца не понимая, насколько долго продлится текущая ситуация. Мы научились работать удаленно, мобилизовавшись в нестандартной обстановке».Главными препятствиями для цифровизации каждый пятый отечественный CEO назвал два «отсутствия»: капитала для ускорения прогресса и консенсуса по поводу ключевых технологических трендов. Кроме того, топ-менеджерам не хватает профессиональных кадров, которые могли бы возглавить процессы массированного внедрения «цифры» и обеспечить нужный результат.«Ведение бизнеса в онлайн-режиме, и особенно привлечение новых клиентов, стало гораздо сложнее, — вторит ему Кармазинский. — Из-за того, что глобальный кризис затронул почти все виды бизнеса, сейчас нужно очень сильно постараться, чтобы найти компенсаторы». Одним из таковых он считает ускоренную глобализацию мировых рынков.А вот для Аллы Олейник, основательницы компании Borsch Ventures, тренд на цифровизацию принес возможности. Она основала фирму в 2015 году, чтобы развивать биотехнологии. И тогда же решила работать исключительно на глобальном рынке. «Поэтому мы не чувствительны к украинским экономическим рискам, а удаленка позволяет быть гибкими и в глобальных рисках тоже», — поясняет Олейник. Нынешние же процессы усилили спрос на цифровые и биологические персональные данные, а Borsch Ventures как раз на этом и зарабатывает.Ментальные измененияЕсли мировые топ-менеджеры в своих ответах на опрос KPMG все чаще говорят о том, что бизнес должен становиться главной действующей силой позитивных изменений в странах, то их украинские коллеги значительно менее обеспокоены собственной реформаторской ролью.Впрочем, 38 % из них всерьез волнуются о климатических изменениях, к которым приводит работа крупных промпредприятий. А 26 % отметили, что пандемия помогла им включить в фокус своей деятельности социальную составляющую — мол, они должны не только вовремя платить зарплату сотрудникам, но и заботиться о том, чтобы те чувствовали себя счастливыми людьми.«Этот год заставил нас еще внимательнее относиться к охране труда и здоровья сотрудников, — говорит Шевченко из Карлсберг Украина. — Мы стали более гибкими в планировании и, как большинство бизнесов, намного более цифровыми. Эти три вещи мы сохраним и будем развивать в будущем».По-своему об изменении философии бизнеса рассуждает Олейник. «Пусть рядом с существующей иерархией власти и денег возникнет еще одна иерархия — блага для человечества», — говорит она.Этот год заставил нас еще внимательнее относиться к охране труда и здоровья сотрудников, — Евгений Шевченко, гендиректор Карлсберг Украина «Изменения [в отношении украинских компаний к среде существования] есть, но они не столь масштабны, как мы видим это сегодня на примерах компаний, работающих в Европе и США», — уточняет Цымбал из KPMG.И все же пандемия показала, что отечественный бизнес может и умеет брать на себя ответственность: многие компании помогали государству, обеспечивая потребности больниц и работающих в них медиков.Так, весной президент Владимир Зеленский попросил одесского бизнесмена Андрея Ставницера возглавить Антикризисный штаб по борьбе с распространением коронавируса в Одесской области. «Что поразило: в него вошли не только дружественные предприниматели, но и конкуренты и даже враги, — рассказывает Грушко, партнер Ставницера. — В обычное время отношения внутри одесского бизнес-сообщества напоминают Игру престолов, но угроза заставила всех сплотиться».Статья опубликована в № 38 журнала НВ от 15 октября 2020 года.
Источник: biz.nv.ua