Квоты — не сахар. Виктор Иванчик об экспорте в ЕС, рынке земли, налогах и привычках миллионера

Виктор Иванчик говорит, что квота на экспорт сахара в ЕС закрывается за несколько часов (Фото: Наталья Кравчук/НВ)

Совладелец холдинга Астарта в интервью НВ рассказал о том, как работает легальный агробизнес в Украине и чего он ждет (и не ждет) от политиков и властей

Виктор Иванчик не похож на среднестатистического украинского миллионера. В его кабинете, с видом на все никак не достроенный Подольско-Воскресенский мост в бизнес-центре Астарта, нет мебели из красного дерева, элитных предметов интерьера или статуй из камня. Состояние Иванчика инвестиционная компания Dragon Capital и НВ в 2019 году оценили в $55 млн. Но Иванчик говорит, что у него нет статусных вещей — частного самолета, яхты или коллекции дорогих часов. Бизнесмен изучает иностранные языки и много ходит пешком.

Иванчик возглавляет компанию, которая работает на одном из самых сложных сегментов аграрного рынка — сахарном, где приходится бороться не только с местными конкурентами, но и с засильем импорта. Астарта занимается выращиванием зерновых и масленичных, производством молока и мяса, а также переработкой сои. В этом году внешняя конъюнктура благоприятствует аграрным компаниям. В конце сентября, по данным Eavex Capital, капитализация Астарты выросла на 3,7% — до $109 млн. Это третий показатель среди украинских публичных компаний — акции Астарты торгуются на Варшавской фондовой бирже — после Кернела ($847 млн) и МХП ($587 млн). В интервью НВ Бизнес Виктор Иванчик рассказал, что Астарта намерена продать два сахарных завода, что происходит с земельной реформой и почему подписанные Украиной соглашения о присоединении к ВТО или об Ассоциации с ЕС — крайне невыгодны бизнесу.

В Украине стремительно дорожает сахар — один из продуктов, реализуемых Астартой. В отчете, который компания публикует на Варшавской фондовой бирже, видно, что за три квартала у вас он вырос в цене всего на 1%. В чем причина роста цен у нас в стране?

Последние три года в Украине наблюдался профицит сахара, предложение превышало спрос. Объем рынка при этом становится все меньше. И за эти три года ожидалось наличие традиционного переходного запаса в районе 300 тыс. тонн — эти данные публиковались в преддверии нового сезона, летом этого года.

Но в сентябре этих 300 тыс. т в наличии не оказалось. Рынок столкнулся с временным дефицитом в сентябре и в первой половине октября, поэтому цена стала расти. Сахара не было еще и потому, что многие заводы не могли начать сезон переработки свеклы.

Почему? Период засухи, который начался в Украине в июле, продолжался в августе и неожиданно — до начала октября. Это уникальная ситуация — такого не было последние 100 лет, а может быть и за весь период наблюдения.

Засуха привела к существенному падению урожая не только пшеницы на юге, подсолнечника и сои в центральных областях Украины, но и сахарной свеклы и даже кукурузы.

В начале октября на Украину обрушились обильные осадки, особенно на западной Украине, и это привело к новой проблеме. Агрокомпании, которые начали уборку урожая, вынуждены были взять паузу. Не имея сырья, заводы вынуждены были остановится. Это привело к огромным потерям.

Сахарное производство — это как мартеновская печь, которая должна непрерывно работать.

Заводы останавливаются из-за проблем с получением сырья?

Да. Невозможно доставить сырье на завод. Невозможно убрать сахарную свеклу в этих экстремальных условиях. Вот такое стечение обстоятельств.

В прошлом году Астарта остановила два своих завода. Ходят слухи, что вы не намерены их больше запускать. Это правда?

В прошлом году мы работали без Савинского завода, а в этом — без Новоивановского завода в Харьковской области. Причина та же. Вокруг этих предприятий не выращивают сахарную свеклу. Из-за погодных условий. Харьковская область — одна из областей, где засуха ощущается наиболее остро.

Что будете делать с этими заводами? Будете их продавать?

Да, выставим их на продажу.

В какую сумму оцениваете предприятия?

Это рыночные условия, я не хотел бы вдаваться в эти детали. Когда будет проведена сделка, рынок об этом узнает.

До конца года вы можете объявить о продаже этих активов?

Не исключено.

Астарта инвестировала в создание собственной системы орошения земель. Видите ли системное решение этой проблемы?

В отсутствии системного подхода и кроется главная проблема. Все-таки система орошения у нас завязана на тех водных ресурсах, которые являются народным достоянием и государственной собственностью. При этом нет понятной, комплексной, государственной программы восстановления мелиоративных систем. Во времена УССР мы поливали сотни тысяч гектаров земли. Сегодня эта система, к сожалению, пришла в упадок. И она нуждается в серьезных капиталовложениях. Здесь необходим государственный подход и частно-государственное партнерство.

О каких суммах может идти речь?

Тут есть две составляющие. Первая — это восстановление инфраструктуры мелиоративной системы, которой должны заниматься государственные органы. Вторая часть —инфраструктура, которая должна быть создана бизнесом.

Инвестиции со стороны агрокомпаний для локальной мелиорации на конкретном поле составляют около $1,5 тыс. на гектар.

Сколько стоит земля в Украине

У Астарты довольно большой земельный банк — свыше 200 тыс. га

Да, мы арендуем около 230 тыс. га

Интересно ли вам вкладывать деньги в арендованную землю?

Если у нас долгосрочные арендные соглашения, то нам интересно.

При каких условиях вам интересно будет покупать землю?

Когда будет работать соответствующее законодательство и нам позволят это делать. Тогда мы можем подумать над тем, выгодно ли нам инвестировать в этот долгосрочный актив и какую норму прибыли мы могли бы считать приемлемой для себя. И будет ли она сравнима с теми возможностями, которые у нас есть при аренде земли.

Можно ли определить стоимость украинской земли?

Давайте сделаем небольшое экономическое упражнение и посчитаем, сколько может стоить земля. Наверное, она может стоить столько, сколько может принести собственнику за определенное количество лет сдачи в аренду. Для Украины обычно берут период в 10−15 лет, для более развитых стран — 20 и более лет. Сегодня в Украине земля арендуется в среднем за $150 за гектар в год. Давайте возьмем срок в 15 лет и получим $2,25 тыс. за гектар или более осторожный прогноз $1,5 тыс. за гектар, если мы возьмем аренду за 10 лет пользования.

Основатель МХП Юрий Косюк назвал земельную реформу «фарсом». Как бы вы ее охарактеризовали?

Я бы назвал ее первым очень несмелым, очень осторожным шажком в сторону цивилизованного рынка земли.

Шагом вперед, без двух шагов назад?

Шагом вперед. Будут ли следующие шаги, и не будет ли двух шагов назад, я не могу сказать. Я считаю, что указ президента о передаче государственных земель в коммунальную собственность — это следующий очень важный шаг вперед. Потому что есть надежда, что земли, которые принадлежат государству, перейдут в пользование территориальных громад и они будут использоваться более эффективно. Они будут приносить этим громадам более существенные деньги от арендаторов. Нужно каждый гектар земли вывести из теневого оборота.

А как вы оцениваете теневой рынок земли?

Я его оцениваю как очень высокий. Нужно зреть в корень, как говорил Козьма Прутков. Сколько приносит в бюджет страны гектар земли, который принадлежит государству. Мы патриоты Украины и хотим, чтобы общество получало максимум из тех богатств, которыми владеет. И все станет сразу на свои места. Можно сравнить, сколько налогов платят эти арендаторы, например, на прибыль, добавленную стоимость, на доходы физических лиц, то есть налоги с заработной платы.

Вы анализировали уже эту информацию?

Конечно, мы ее анализировали.

И что у вас получилось?

В прошлом году мы заплатили 1,75 млрд грн налогов. Поделите на арендованные нами 230 тысяч гектаров земли. Это будет больше 7,5 тыс. грн с гектара. В этом году за 9 месяцев мы уже заплатили около 900 млн грн.

Эта информация должна быть в фокусе для вновь избранных глав и депутатов ОТГ для формирования бюджетов с целью развития социальной инфраструктуры и повышения благосостояния жителей.

Свободной земли в Украине не осталось, конкуренция возрастает. Как сильно дорожает аренда?

Это динамичный процесс. Я не буду забегать далеко в историю, но изначально платили 1% от кадастровой стоимости земли. За это время кадастровая стоимость земли значительно выросла.

За какой период?

С момента начала земельной реформы, за 20 лет. Сейчас мы платим за аренду 10−12% от кадастровой стоимости, которая увеличилась за этот период почти в пять раз. Я не думаю, что и дальше стоимость аренды земли будет расти такими же темпами. Потому что есть экономически обоснованный предел.

И какой у вас предел?

Интересный вопрос.

Например, при аренде помещений этот предел составляет 15%.

Мы должны заплатить за аренду, мы должны заплатить заработную плату и очень бы хотелось эту заработную плату поднимать. Средняя заработная плата в нашей компании составляет около $500 в месяц.

Сталкиваетесь ли с фактами, что ваших пайщиков пытаются перекупить?

Конечно. Это сплошь и рядом.

И как вы их удерживаете?

Мы говорим о нашей истории взаимоотношений. За 15−20 лет, а в некоторых случаях за 22 года взаимоотношений, мы всегда были честными по отношению к нашим пайщикам.

Кроме этого, проводим большую социальную работу.

Эксперты говорят, что около 10% пайщиков готовы продавать землю.

Я слышал цифру до 20%. И это нормально.

Украина готова к самой процедуре продажи земли?

Мы никогда не будем готовы на 100%.

Почему бизнес недоволен условиями международных соглашений

Полную версию читайте на nv.ua