Экс-партнер Кличко Вадим Бухкалов возвращается на рынок недвижимости: где он был 10 лет и при чем здесь блокчейн

Ранее в украинском медиапространстве и бизнес-среде Вадима Бухкалова знали как партнера Виталия Кличко и мощного предпринимателя на рынке недвижимости с активами в $50 млн. В 2010 году киевский бизнесмен обанкротился, а в самой популярной боксерской компании в Украине – К2 East Promotions – произошел раскол и скандал. С этого времени имя Бухкалова начало забываться.

В интервью OBOZREVATEL он рассказал, где был все это время, как возвращается в сферу недвижимости, почему планирует строить бизнес на пересечении с блокчейн-технологией и за что благодарит Виталия Кличко.

Вадим, двенадцать лет назад вы со скандалом разорвали сотрудничество с Кличко, а впоследствии обанкротились. Вы фактически исчезли из информационного пространства. Как пережили кризисный период своей жизни и чем занимаетесь сейчас?

— На самом деле, все начало разваливаться даже раньше, в кризисном 2008 году. Помню, как в сентябре один из крупнейших инвестиционных банков Lehman Brothers заявил о банкротстве. Это стало отправной точкой для мирового финансового кризиса конца 2000-х годов, который перешел в острую фазу и не обошел Украину. Бизнесы один за другим терялись, активы, которые у меня были, начали обесцениваться, кредиторские задолженности росли. Четыре года я будто боролся с ветряными мельницами, однако ситуация не улучшалась, скорее, наоборот. Проблемы были повсюду: и в деловых делах, и с партнерами, и в семье. Если у тебя много денег, тебя все любят, рядом всегда много друзей и партнеров. Когда теряешь все, остаешься один на один с неурядицами.

Чтобы выйти из состояния апатии и перезагрузиться, решил поехать куда глаза глядят – в Азию. Тогда я искренне надеялся, что путешествие позволит мне вернуться в Украину с новыми силами, новой энергией и идеями. Просто хотел выключить телефон и сосредоточиться на том, как разрулить все дела. В августе 2012 впервые побывал в Таиланде и понял, что это мое место силы. Когда вокруг тебя кардинально меняется обстановка, меняешься и ты. Тогда я почувствовал, что буду жить в этой стране не день и не месяц, но точно не думал, что останусь на 10 лет. Поселился на острове Пхукет, познакомился со своей нынешней женой. Вместе мы строим и развиваем бизнес на курортной недвижимости, запускаем новые проекты, воспитываем детей.

— Выходит, что вы решили вернуться в сферу недвижимости? Почему?

— Да, я решил заниматься тем, что мне хорошо удавалось делать в Украине. В Киеве я зарабатывал именно на недвижимости – заключал сделки по купле-продаже, реализовывал проекты по реконструкции. Это было довольно успешно, я обожал свое дело и люблю его сейчас. Когда только приехал на Пхукет, сразу понял, что здесь нужно заниматься недвижимостью, это очень прибыльная и перспективная сфера в Таиланде.

— Как поняли, что вам следует попытаться заново построить бизнес? С какими трудностями пришлось столкнуться?

— Денег на любой новый бизнес у меня не было, поэтому начинал с самой простой модели: кому надо купить, кому продать. Моя задача – найти клиента и заработать из комиссии. Так появилось первое агентство недвижимости и сайт bizphuket.net. Уже тогда я понимал, что ресурс должен быть доступен из любой точки мира, поэтому все идеально работало онлайн. По законам Таиланда иностранец может открыть свое дело только с тайским совладельцем, так что пришлось сразу искать партнера.

Сначала мы заключали сделки не на куплю-продажу, а на аренду вилл и бунгало, консьерж-сервис и т.д. Поскольку Пхукет является курортным островом, здесь нужно помогать отдыхающим фактически со всем: от жилья до нянь и аренды автомобиля. Было очень сложно, ведь этот бизнес сезонный, в нем нет постоянства. А команду нужно держать весь год, маркетинг тоже ежемесячно просил денег. Мы были и на нуле, и в минусе, случалось такое, что с женой не было денег даже на еду. Приключения еще те.

На помощь пришел мой друг – он инвестировал в бизнес столько, сколько нужно было, чтобы закрыть долги перед кредиторами. Это спасло нас. Когда ситуация с финансами более или менее стабилизировалась, мы с командой поняли, что нужно попытаться сегментироваться, сменить сайт и позиционирование себя в целом. Наняли талантливого менеджера Влада Гранкина, который не только систематизировал все процессы, но и впоследствии инициировал создание отдельного бренда VillaCarte. Сейчас это одно из самых крупных агентств по недвижимости в стране. У нас есть филиал не только на Пхукете, но и на Самуи и в Черногории. Перед пандемией коронавируса – в 2019 году – открыли для себя новый вектор деятельности и начали заниматься девелопментом и строительством. Так появился первый на Пхукете экологичный кондоготель Layan Green Park. В этом году основали еще один проект – клубный комплекс из девяти вилл класса люкс La Vista Villas. Стоимость каждой – более $1 млн.

– Как решились из сферы сервиса перейти в девелопмент и начать строить недвижимость?

– Общался со своим другом-клиентом, и он спросил, почему мы до сих пор не строим недвижимость. Тогда я задумался, а действительно, почему? Я всегда мечтал создать компанию-единорога ( единорог в экономике – компания-стартап, которая получила рыночную оценку стоимости в размере более 1 млрд долларов США. – Ред. ), может, пора сделать первый шаг? К тому же хотел выйти из замкнутого круга «кризис – развитие – снова кризис», поэтому решил рискнуть и попробовать. Долго выбирал землю, посмотрел 30-40 разных участков и нашел идеальную по соотношению цена-качество у побережья. К тому времени друг уже был занят другими делами и передумал сотрудничать. Но я горел этой идеей, вкладывал в нее душу, так что пути назад не было. В открытии кондоготеля Layan Green Park большую роль сыграла моя жена. Мы с ней партнеры, поэтому все решения – от покупки участка до подбора команды – принимали вместе. Нам удалось договориться с собственником земли о рассрочке стоимости на два года, внести задаток, а впоследствии привлечь инвестора из Казахстана, с которым работаем до сих пор. Все удалось благодаря людям, работавшим с нами. Мы создали мощный менеджмент, отдел продаж и маркетинга. Когда сотрудники заинтересованы добиться результата, успех неизбежен.

— В Таиланде рынок недвижимости достаточно конкурентен. Как в такой среде оставаться одной из лучших компаний?

– Это сложно, но возможно. Есть две вещи, которые отличают нас от конкурентов, – качество и экологичность. В отличие от большинства тайских застройщиков, возводящих дома из самых дешевых материалов, мы не имеем цели построить апартаменты или виллу из чего-нибудь и как-нибудь, а затем как можно дороже продать. Когда только открывали Layan Green Park, сразу хотели, чтобы это был эко-отель. Нам пришлось выполнить сотни критериев, чтобы в результате получить международный сертификат EDGE для «зеленых» построек, что подтверждает экологически устойчивые методы ведения бизнеса. В частности, мы установили солнечные панели, двойные стеклопакеты, внедрили систему умного дома. Это помогает экономить жителям на электроэнергии и воде. К примеру, стекло LOW-E хранит до 8,09% тепла в квартире, а автоклавные газобетонные плиты позволяют экономить до 7,09% на охлаждении и кондиционировании воздуха.

— Вы говорили, что открыли этот бизнес перед коронакризисом. Все курорты мира тогда закрывались и банкротились. Не боялись потерять все из-за пандемии?

— Удивительно, но удалось не прогореть. Первые объекты мы начали возводить как раз в начале пандемии COVID-19. Никто не ожидал, что эта болезнь будет столь опасна и масштабна. Тогда удержаться на плаву помогла криптовалюта. Люди покупали недвижимость удаленно за цифровую валюту. В Таиланде это законно, даже есть собственная криптобиржа Bitkub. Вместо долларов клиенты посылали Bitcoin, Ethereum или Tether, мы обменивали их на официальной бирже, а девелоперу перечисляли тайские баты. В 2019-м я очень заинтересовался рынком криптовалюты и хотел разобраться, как он работает. Общался с партнерами, которые уже давно в этой сфере, учился трейдингу и понял, что это технология будущего. Сейчас я активно использую ее в бизнесе и работаю над запуском еще одного проекта на пересечении блокчейна и недвижимости. Он будет называться Sabai Ecoverse.

– Что это за проект и для кого он?

— В общем, это платформа для токенизации недвижимого имущества с элементами геймификации, с помощью которой пользователи смогут инвестировать в курортную недвижимость сначала в Таиланде, а впоследствии и во всем мире. В формате симулятора-стратегии игрок развивает туристическую инфраструктуру на острове. Все игровые механики максимально приближены к реальной жизни в Таиланде: нужно строить объекты, продавать их, заботиться об общем уровне удовлетворения туристов. Так пользователь накапливает внутреннюю валюту и в то же время учится управлять бизнесом. Отличие от сотен других таких игр состоит в том, что во время игры человек может заработать криптовалюту и даже часть недвижимости. Приложение можно использовать для разных целей. Первая – обучение. Через геймификации мы учим, как начать инвестировать в крипту, создать кошелек, поставить монеты в стейкинг и т.д. Вторая связана непосредственно с заработком и возможностью выкупить конкретный объект, например, целую виллу или ее отдельную комнату.

— Как можно выкупить объект недвижимости?

— Мы разрабатываем сайт, маркетплейс, на котором размещены реальные объекты недвижимости, но в NFT. В один клик пользователь может купить картинку квартиры или виллы. Казалось бы, чем это отличается от других торговых площадок для незаменимых токенов, таких как OpenSea? Тем, что большинство наших изображений будут иметь ликвидность. Если ты приобрел недвижимость и заплатил за нее, можешь приезжать на Пхукет и забирать ключи. Если же выкупил какую-то часть, например, комнату, можно получать от нее прибыль или несколько дней в году жить в ней. Привилегии на этот объект будут даже у тех, кто купит один квадратный метр.

— Какую юридическую силу имеет такая покупка?

— Сейчас многие страны Европы, США и Сингапур развивают свою юридическую структуру и начинают легализовать криптовалюту. Мы организуем траст недвижимости в одну из этих юрисдикций, где такие транзакции разрешаются и защищаются законодательством. Если клиент решает купить квартиру, мы оформляем эту недвижимость на трастовую компанию. По желанию можем переписать жилье на покупателя, если он готов уделить немного времени этой процедуре и лично прилететь в Таиланд. Но прежде всего мы ставим целью максимально упростить сделки с недвижимостью во всем мире, сделать так, чтобы в один клик человек мог купить квартиру и на Пхукете, и в Киеве или Майами. В рамках проектов VillaCarte и Layan Green Park, о которых я уже рассказывал ранее, мы заключили более 100 сделок с оплатой в криптовалюте. Среди них – продажи вилл более чем за $1 млн и десятки апартаментов от $100 тыс.

– На каком этапе сейчас разработка Sabai Ecoverse?

— Мы уже сформировали команду из 30 человек, теперь работаем над разработкой и тестированием маркетплейса и двух мобильных игр. Также занимаемся регистрацией юридической структуры для продажи токенизированной недвижимости. До конца 2022 года хотим выпустить свой токен, который разместим на топовых биржах, таких как Binance.

– Каким будет рынок недвижимости через 3-5 лет? И какую роль в этой сфере будет играть ваш блокчейн-проект?

— Блокчейн и недвижимость начали идти бок о бок лишь несколько лет назад, когда в ряде стран начали признавать криптовалюту как полноценный способ оплаты. Если говорить цифрами, сумма токенизированной недвижимости еще в феврале 2020 года составляла $25 млн во всем мире. В апреле 2022 года эта сумма выросла до $190 млн. То есть прирост за полтора года составляет более 700%. Относительно всего рынка недвижимости это небольшие деньги, но по темпам роста понятно, что блокчейн-технология в ближайшее время будет играть значительную роль в продажах и управлении недвижимостью. Я часто сравниваю блокчейн с интернетом. Когда появилась сеть, бизнес-аналитики утверждали, что это временное явление, какая-нибудь игрушка для гиков, а ныне без интернета мы не представляем своей жизни. В настоящее время в мире зарегистрировано около 100 млн кошельков, однако вскоре они будут у каждого. Неважно, мы будем покупать кофе или квартиру – за то и другое можно будет рассчитаться криптовалютой. Пока нет перенасыщения рынка, я вижу много возможностей и перспектив.

— Планируете ли после победы Украины перенести модель Sabai Ecoverse на украинский рынок недвижимости? И приедете ли в Киев, учитывая, что за последние 10 лет вы ни разу не были здесь?

– Да, конечно. Очень люблю Украину и хочу вернуться туда и помочь отстроить все, что разрушили россияне. В начале полномасштабной войны я эвакуировал своих родных, а сейчас вместе с командой и семьей помогаю украинцам с гуманитаркой, делаю криптопожертвования. Несмотря на то, что в последние десять лет я ни разу не был в Киеве, поддерживаю теплые отношения со всеми детьми. Сейчас они учатся за границей и чувствуют себя в безопасности. Что касается Sabai Ecoverse, как только проект наберет первых пользователей и заработает по полной, мы начнем масштабироваться. Нашу инициативу уже поддержал основатель криптобиржи Qmall и член списка Forbes 2021 года Николай Удянский. Он называет себя послом этого проекта, а я верю в то, что вскоре мы станем партнерами. Безусловно, Удянский является мировым лидером в сфере криптовалют и блокчейна, поэтому сейчас помогает детально продумать приложение и маркетплейс и запустить маркетинговую кампанию. Это очень ценная поддержка.

– И напоследок немного о личном. Ваш бывший партнер Виталий Кличко сейчас мэр Киева. Следите ли за его жизнью, карьерой?

— Сейчас Украина находится в состоянии войны, он находится на своем месте, работает, поэтому я не могу давать оценку его действиям или критиковать. Во всяком случае, я благодарен ему за опыт. За его жизнью и деятельностью не слежу. Я вижу, что компания, которую я тогда создал, продолжает преуспевать и развиваться, меня это радует. До сих пор работает Александр Красюк, который выводит на все бои Александра Усика, и многие другие люди, которые обычно остаются за кадром.

— Удалось ли решить вопросы с оставшимися в Украине финансовыми задолженностями после того, как вы обанкротились?

— Когда я уехал за границу, должен был около $10 млн. В Украине и банки, и все кредиторы знают, что я в Таиланде. О тех, у кого были какие-то залоги, не волнуюсь, они изрядно заработали на моем банкротстве. Есть люди, которые кредитовали меня, так сказать, под честное слово. Я всех помню, понемногу отдаю долги, помогаю тем, кто сейчас оказался в затруднительном положении. Конечно, иногда кто-то передает мне привет, но ничего не требует силой. Со всеми обязательно рассчитаюсь. Судя по тому, как сейчас обстоят дела, произойдет это очень скоро.

Если бы можно было вернуться в 2010 год, изменили ли бы вы свое решение выйти из К2 East Promotions, переехать в другую страну и строить бизнес на миллиарды долларов фактически с нуля?

— Я не принимал решения выйти из компании, так решили за меня братья Кличко и Красюк. Я пытался что-то изменить, но не получилось, случился конфликт. Это была не единственная проблема того времени, собрался запутанный клубок, который я никак не мог распутать, так что пришлось отрезать нить. Сейчас я даже рад, что все так сложилось, потому что благодаря своему банкротству смог шире посмотреть на жизнь и мир в целом.

Вспоминая прошлое, можно сказать одно: все, что ни делается, – к лучшему. Сейчас у меня уже семеро детей, любимая жена, которая одновременно и партнер, и верный друг, крепкая и дружная команда. Совместно мы создаем компанию длиной в жизнь. Это моя цель, мечта, смысл бытия. Все равно люди рано или поздно умирают, а бизнесу умирать не обязательно. Есть множество примеров компаний, живущих 200, 300, 500 лет. Я верю, что смогу создать дело, которое будет развиваться через столетие.













Источник: www.obozrevatel.com