Двусторонний вред. Европейские компании надеялись извлечь пользу из торговых разногласий Китая и США. Напрасно — The Economist

В 2021 году потери европейских компаний из-за торговых разногласий США и Китая возрастут (Фото: REUTERS / Tingshu Wang)

Стэнли Пигнал, европейский бизнес-корреспондент The Economist, рассказывает, как европейские компании оказались между двух огней из-за торговых разногласий Китая и США.

Этот материал опубликован в спецвыпуске журнала НВ Мир в 2021 по эксклюзивной лицензии The Economist.

Т орговые войны обычно сулят плохие новости компаниям всех стран, которые в них участвуют. Но могут ли они принести выгоду тем, кто выжидает, наблюдая за схваткой?

На это в прошлые годы надеялись некоторые европейские компании, когда Дональд Трамп и Америка вступили в торговую войну с Китаем. Но такой подход не принес ожидаемых выгод — и в 2021‑м его несостоятельность станет еще более очевидной.

Европа надеялась, что китайские и американские компании, не имея возможности покупать товары друг у друга после того, как накалились торговые страсти, обратятся к европейскому бизнесу. Исследование ООН, проведенное в 2019‑м, предсказывало, что Европа могла бы ежегодно получать $70 млрд от новых экспортных контрактов, если бы структура торговли изменилась в ее пользу. Преимущественно за счет китайских компаний, нуждающихся в новых поставщиках.

Геополитическая размолвка в 2020 году подбросила осязаемый пример. Когда администрация Трампа ввела санкции против китайского производителя телекоммуникационного оборудования Huawei, американские операторы (и многие другие), пытаясь обновить сетевое оборудование, купили его у финской Nokia и шведской Ericsson.

Эти ожидания основывались на предположении, что Европа сможет избежать того, чтобы оказаться меж двух огней. Но это все меньше соответствует действительности. Когда дело дошло до торговых ограничений, Европа оказалась объектом нелюбви как для Америки, так и для Китая. Эта нелюбовь, по всей видимости, может усилиться в будущем. В то же время отношение Европы к Китаю как торговому партнеру стало более жестким.

По сравнению с тотальной торговой войной, развернутой Трампом против Китая, с Европой он начал легкие разногласия. Однако зоны напряженности существуют давно и, вероятно, сохранятся в будущем.

В октябре 2019 года Америка обложила пошлиной импорт из Европы на $7,5 млрд, а в ноябре 2020‑го ЕС нанес ответный удар тарифами на американские товары на $4 млрд в рамках спора из‑за государственных субсидий для производителей самолетов. В 2021 году конфликт может получить продолжение, если Европа введет налог на крупные технологические компании, который Америка интерпретирует, с определенными основаниями, как расчистку рынка для европейского бизнеса.

Торговля с Китаем едва ли стала более спокойной. В данном случае дело преимущественно в охлаждении отношения Европы к китайским компаниям. Европейцев разозлили нарушения прав человека в Синьцзяне и наступление на демократию в Гонконге.

Но наибольшую обеспокоенность вызывает то, что китайские компании превращаются из клиентов европейских промышленных групп в их конкурентов. Все еще оставаясь преданными идее свободной торговли, европейские политики теперь открыто сожалеют о простодушии, проявленном в прошлом в отношении сделок с Китаем. В 2021 году Евросоюз сформулирует конкретные способы ответных действий против китайских компаний, если окажется, что государственное финансирование помогает им демпинговать против европейских конкурентов. Отчасти в качестве реагирования на COVID-19 ЕС желает вернуть на внутренний рынок цепи поставок «стратегических» отраслей — этот термин используется произвольно и может применяться практически к любому сектору.

Европа также вступила в конфликт с Китаем, встав на сторону Америки. Несколько стран, включая Великобританию и Францию, согласились на просьбу Америки ограничить привлечение компании Huawei к поставкам для своих телекоммуникационных сетей. В то же время Китай не боится напоминать европейским странам, что он может открывать и закрывать свои рынки как ему заблагорассудится. Например, в сентябре на китайском рынке на основании надуманных санитарно-гигиенических мотивов запретили немецкую свинину.

Даже если Европа останется в хороших отношениях с каждым из своих крупнейших торговых партнеров, их продолжающиеся разногласия повлияют на положение ее компаний. То, что классифицируется как китайский экспорт, может на самом деле быть продуктом европейских компаний. Например, Ericsson и Nokia производят в Китае сетевое оборудование, а в торговую войну оказались втянутыми и немецкие автомобилестроители, собирающие в Америке автомобили для китайского рынка.

В более широком смысле Европа несет самые большие потери от разрушения системы свободной торговли, которую она помогала строить наряду с Америкой со времен Второй мировой войны. Согласно данным банка Morgan Stanley, более половины продаж европейских компаний приходится на зарубежные страны, тогда как для американских компаний этот показатель не составляет и трети. На европейские компании повлияет также большая перестройка цепей поставок вследствие частичного разъединения китайской и американской экономик. Возможность привлечь немногих новых клиентов на обочине конфликта между США и Китаем выглядит слабым утешением.

По условиям лицензии, все материалы номера публикуются на русском языке. Републикация запрещена.

Полную версию читайте на nv.ua